Статья на тему: "Царская политика антисемитизма в Российской империи в 1905-11 гг. ХХ столетия"

Автор: Нигамедзинов Фарид Фаимович

Дата публикации: 25.03.2016

Номер материала: 1193

Прочие методические материалы
История
11 Класс

Фарид Нигамедзинов, кандидат исторических наук, доцент

Царская политика антисемитизма в Российской империи в 1905 - 11 гг. ХХ столетия

В начале века, в период правления П.А.Столыпина (1905 – 1911), активизировали свою деятельность организации национал – патриотического толка, такие как «Черная сотня», «Союз Михаила Архангела» В.М.Пуришкевича, «Союз русского народа» А.И.Дубровина. В периферийных регионах империи не без их участия прошли еврейские погромы. Особенно в Малороссии и Бессарабии. Это было нечем иным, как маневром со стороны власти, отвлекающее внимание русского общества от крестьянских погромов в Полтавской и Харьковских губерниях. Оно сопровождалось, обычными в таких случаях, поджогами и разграблениями помещичьих усадеб, насилиями и убийствами. Крестьянские погромы 1904 года передались в конце февраля 1905 года в Курскую губернию.

Еврейские погромы стали частью известного вопроса о положении еврейства в России и перекликалось в западных и южных губерниях с польским и католическим вопросом. Общие ограничения в правах жительства затрагивали тех родителей, чьи сыновья поступали в высшие учебные заведения и специальные училища. Были массовые затруднения при поступлении еврейской молодежи в учебные заведения, и не только в высшие, но и в средние, и от того было для них естественно, легко вступать в антиправительственные общественно – политические движения и нелегальные партии. Так в Юго – Западных областях империи существенное развитие получила еврейская революционная партия «Бунд», сыгравшей значительную роль в революции 1905 – 07 гг.[1]

Партия «Бунд»

Ответной реакцией правительства стало поддержка среди местного населения вражды против евреев.[2] Так, один из первых крестных ходов в Белостоке вылилось в еврейский погром. В начале января 1907 года в Киеве распространились слухи о готовившемся еврейском погроме, и отдельные вспышки имели место на Подоле.[3] В то же время, в октябре 1905 года молодой человек по имени Дмитрий Григорьевич Богров, иудейского вероисповедания, от роду 19 лет, писал с Мюнхена в Киев к родителям телеграммы, когда начались погромы, где умолял родителей, дать ему возможность получить отдельный паспорт, так как «он не может оставаться сложа руки за границей, когда в России избивают людей».[4] Он очень тяготился своим бесправием в России, однако, креститься не хотел «принципиально».[5] В 1907 году у Д.Г.Богрова зародилась мысль о совершении террористического акта в форме убийства кого – либо из высших представителей правительства.[6] Все чаще еврейская молодежь впадало в угнетенное состояние, и главным душевным переживанием было – это все та же неудовлетворенность жизнью вследствие правительственных ограничений, мешающих молодому поколению состояться как в профессиональном, так и в человеческом качестве. Ведь нормы ограничений для еврейского населения носили унизительный характер для человеческого достоинства.

Д.Г.Богров

В это же время появляется письмо П.Г.Курлова на имя генерала А.Д.Трепова по вопросу об еврейском равноправии. Граф С.Ю.Витте выразил сочувствие планам П.Г.Курлова. «Ведь не можем же мы утопить всех евреев в Черном море! И раз они составляют часть населения Российской империи и принадлежат к числу русских подданных, - всякие ограничения, не достигающие никакого практического результата, только вредны, вызывая раздражение против власти со стороны целого народа, умного, талантливого и сильного своим экономическим положением. Но я все – таки думаю, что привести предложенную Вам меру не удастся», - таково было суждение графа С.Ю.Витте.[7]

 

С.Ю.Витте                                      А.Д.Трепов

Лидер кадетской партии П.Н.Милюков

Кадеты через трибуну III Государственной думы передавали «крики русской действительности». Ответственным органом, к которому они обращались, было министерство внутренних дел – орган русского бесправия и произвола. Главной формой этих обращений была форма запросов. Лидеру кадетской партии П.Н.Милюкову лично пришлось выступить во второй сессии (13 февраля 1909 г.) по поводу запроса фракции кадетов о деле Е.Ф.Азефа (1869 – 1918).[8] О провокационном характере деятельности Е.Ф.Азефа и Р.В.Малиновского стало известно от В.Л.Бурцева, которому сообщил об этом за границей в 1907 году А.А.Лопухин. П.Н.Милюков считал неприемлемым в политике институт провокаторов и засылку провокаторов в политические партии, считал насильственным актом, который очерняет внутреннюю политику государства.

 

На этой сессии П.Н.Милюков говорил и о тех организациях, которые провоцируют межнациональную рознь в обществе. Разоблачая действия правительства в национальном вопросе, он подчеркнул, что отдельные министры, а именно министр внутренних дел П.А.Столыпин и юстиции, покровительствует преступлениям, совершенным «Союзом русского народа» и их печатным органом «Русское знамя» (1905 – 1916) под редакцией А.И.Дубровина. Мало отличалась в своих делах от «Союза русского народа» и черносотенная организация, возникшая в начале 1908 г., «Союз Михаила Архангела», председателем и организатором которого был до февраля 1914 г. В.М.Пуришкевич.

 

В.М.Пуришкевич

В последние два – три года правления П.А.Столыпина в России водворился правительственный террор. Он сам внес в систему управления произвол и полицейское усмотрение.[9] 12 мая 1909 года 73 членами Думы был сделан запрос министрам внутренних дел и юстиции по поводу организации «Союзом русского народа» при содействии членов полиции и боевых дружин ряда преступлений, в котором говорилось:

Николай II принимает активистов «Союза русского народа»

«Известно ли министрам юстиции и внутренних дел: 1) что Главный Совет «Союза русского народа организовал, с ведома полиции и охранного отделения, боевые дружины, которые вооружались револьверами и бомбами при содействии чинов полиции; 2) что целый ряд членов «Союза русского народа» и его боевых дружин состояли одновременно агентами охранки; 3) что те же лица принимали участие в совершении убийства М.Я.Герценштейна и Г.Б.Иоллоса и в подготовке покушений на графа С.Ю.Витте и П.Н.Милюкова, при содействии Главного Совета «Союза русского народа» и его председателя А.И.Дубровина?».[10]

В мрачных тонах рисует правление П.А.Столыпина С.Ю.Витте: «В его управление не только убивали лиц, которые по тому или иному поводу были неудобны, но даже подобные убийства практиковались и в отношении тех лиц, которые по своему положению могли бы иметь какую – нибудь защиту».[11] Лидеры кадетской партии М.Я.Герценштейн и Г.Б.Иоллос были убиты агентами «Союза русского народа» 14 июля 1906 г. и в марте 1907 г.[12]

 

П.А.Столыпин                                                       А.И.Дубровин

19 октября 1910 года последовал циркуляр к начальникам губернских жандармских управлений и охранных отделений от господина товарища министра внутренних дел генерал – лейтенанта П.Г.Курлова: «Обратить особое внимание на лиц, явно не участвующих в революционных выступлениях, но сочувствующих противоправительственному движению и тайно оказывающих те или другие услуги революционным деятелям (симпатики), вести учет этих лиц, следить за всем происходящим в их среде и неуклонно доносить о всяком оживлении и революционном подъеме среди них».[13]

Вышеназванный циркуляр положил начало в Казанской губернии антиеврейским настроениям.[14] Власти по ряду фактов посчитали, что Казанское общество любителей изящных искусств состоит преимущественно из евреев, большинство которых весьма недружелюбно относятся к христианству. Властями приводился такой факт, что в концертном отделении Казанского общества любителей изящных искусств, устроенном 13 января 1902 г. в купеческом клубе, артист Нежданов прочитал не допущенную к печати басню «О семи голубях, судивших льва» - иронию на известное определение Священного Синода по отлучению графа Л.Н.Толстого от Православной церкви.[15]

В немилость властей попало и Казанское юридическое общество. За несколько дней до заседания общества в актовом зале университета, живущие в Казани евреи, разнесли по городу весть о предстоящем «весьма интересном реферате присяжного поверенного Мандельштам». 26 ноября 1901 года состоялось собрание Юридического общества, где с докладом «Общественные идеалы Ницше» выступил М.Л.Мандельштам. это был не кто иной как Моисей Лейбович Мандельштам – бывший студент Санкт – Петербургского университета, который по распоряжению МВД за участие в демонстрации 17 ноября 1886 г. в день 25 – летия смерти писателя А.В.Добролюбова на Волковом кладбище был удален из Санкт – Петербурга в Казань и который имел в Петербурге близкие отношения с арестованным деятелем Самуилом Вайнштейном.[16] Полиция посчитала прочитанный реферат докладом, направленным против христианства. В депеше писалось: «Лектор в некоторых местах явно издевался над православием, проводя воззрения Талмуда: «око за око, зуб за зуб». Речь Мандельштама была покрыта громким рукоплесканием публики, которую на этот раз не остановил председатель общества профессор Шершеневич».[17] Примечательно то, что 800 человек, собравшихся на собрании Юридического общества в актовом зале императорского университета, не увидели ничего подобного, имеющее общее с утверждениями полиции, а напротив, увидели лишь изложение докладчиком идеалов Ф.Ницше, который сам, прежде всего, был далек от христианства и проповедовал философию «нового человека» далекого от библейской морали.

В самом незначительном мероприятии гуманитарного характера власти усматривали крамольное. Они делали ложный вывод даже из того, что в Казани в 1900 г. в самом лучшем ресторане «Славянском базаре» на Большой Проломной состоялся без ведома властей вечер с ужином и музыкальным отделением (всех присутствующих насчитывалось до 300 человек), на котором происходили сборы в пользу голодающих на юге России евреев, и было собрано около 700 рублей. Это собрание было устроено под предлогом свадьбы молодого еврея врача Левина, сына местного портного, с девицей еврейкой, ни богатством, ни чем – нибудь другим не отличавшейся. На вечере, кроме самих евреев, присутствовали русские коммерсанты, что дало властям повод утверждать, что евреи умеют ловко маскировать свои действия и заставлять христиан служить своим интересам и даже жертвовать на них деньги единственно лишь из нежелания русских испортить свои деловые отношения с местным еврейским обществом.[18]

В политическом отчете за 1901 год начальник казанского жандармского управления указывал, что евреи – студенты пользуются большой нравственной и материальной поддержкой со стороны казанского еврейского общества, хотя и немногочисленного, но замечательно единодушного и зажиточного.[19] В действительности же казанские евреи имели прочную организацию, во главе которой стояли энергичные способные люди, пользующиеся значительным влиянием и вне еврейского общества. Им не был присущ религиозный фанатизм, и крещеный еврей не только не исключался из еврейской среды, но пользовался уважением наравне с прочими. Зато вера в национальную еврейскую идею в них была чрезвычайно сильной. Полиции стало известно, что в среде казанских евреев существует тайное благотворительное общество не без некоторой политической окраски, но известно достоверно, что удаленные из университета за беспорядки, а быть может и привлеченные по политическим делам студенты – евреи пользовались в широких размерах помощью из этой кассы.

Жандармское управление учреждение в г. Казани зубоврачебной школы приписывало еврейскому обществу, полагая, что оттуда поступили средства доктору Натансону с целью множеству евреев предоставить возможность проживать в Казани вопреки существующим ограничениям еврейской оседлости. Рост числа торговых фирм и разных мастеровых евреев побуждали власти думать в том направлении, что это немыслимо без систематической поддержки.[20]

Итогом всему стала насильственная смерть самого архитектора правительственного террора - П.А.Столыпина. 1 сентября 1911 года в Киеве Дмитрий Григорьевич Богров смертельно ранил председателя Совета министров и министра внутренних дел П.А.Столыпина. По замечанию П.Г.Курлова, он был сыном богатых родителей и всегда нуждался в деньгах для широкой жизни.[21] Его родители – интеллигентные обыватели, чуждые политике. Деньги, дававшиеся Д.Г.Богрову на завтраки и на карманные расходы, шли в кассы организаций, о чем в семье никто не знал.[22] Литератор В.Л.Бурцев в предисловии к одной книге, изданной в 1914 г. в Париже, писал: «Богров честный революционер и никогда не был охранником… Правда, вся правда о Богрове находится в руках правительства и сосредоточена, главным образом, у деятелей министерства внутренних дел – в департаменте полиции и охранных отделениях. Правда о Богрове для них страшна!».[23]

 

В.Л.Бурцев                                                               А.А.Лопухин

12 сентября 1911 года в 4 часа утра Д.Богров был казнен. При своей казни он повел себя мужественно: обжаловать приговор или подать прошение царю с просьбой о замене смертной казни другим видом наказания он отказался и лишь обратился к присутствующим при казни с просьбой передать его последний привет родителям.[24] Свой поступок Д.Г.Богров мотивировал тем, что считает П.А.Столыпина главным виновником наступившей в России реакции, т.е. отступления от установившегося в 1905 году порядка: роспуск Государственной думы, изменение избирательного закона, притеснение печати, инородцев, игнорирование мнений Государственной думы и вообще целый ряд мер, подрывающих интересы народа.[25]

Охранное отделение

 

П.Г.Курлов                                                              А.И.Спиридович

До сих пор нет однозначного объяснения поступку Д.Г.Богрова. Имеются ряд косвенных улик, указывающих на то, что ряд высокопоставленных лиц в лице товарища министра внутренних дел, шефа отдельного корпуса жандармов генерала П.Г.Курлова, начальника дворцовой полиции жандармского полковника А.И.Спиридовича, начальника Киевского охранного отделения жандармского полковника Н.Н.Кулябко и вице – директора департамента полиции камер – юнкера Веригина хотела, чтобы П.А.Столыпин был убит, и сделала это руками Д.Г.Богрова.[26] Однако, по мнению самого же П.Г.Курлова, у Д.Г.Богрова не было «личных счетов» к покойному министру, а потому и не могло быть и инициативы совершить убийство с риском для своей жизни. Далее П.Г.Курлов приходит к убеждению, что этим преступлением руководила какая – либо иная, неведомая ему сила.[27]

Даже после смерти П.А.Столыпина практика притеснений евреев в Российской империи имело место быть. Уроки истории ничему не научили царское правительство. О чем ярким свидетельством является депеша начальника Казанского губернского жандармского управления полковника Калинина от 13 декабря 1915 г., где он писал: «Благодаря организации Галеева в Казани татары пожертвовали всего на лазарет 50 кроватей, а между тем могли устроить лазарет на 500 кроватей. Подобные люди, как Галеев добьются того, что русское правительство не станет доверять татарам и поставит их на одну линию с евреями».[28]


[1] Курлов П.Г. Гибель императорской России. – М.: Современник, 1992. – С. 63.

[2] Курлов П.Г. Гибель императорской России. – М.: Современник, 1992. – С. 64.

[3] Подол – часть города, населенная преимущественно евреями.

[4] П.А.Столыпин – жизнь и смерть за царя. / Воспоминания А.Мушина. – М.: Рюрик, 1991. – С. 65.

[5] П.А.Столыпин – жизнь и смерть за царя. / Воспоминания А.Мушина. – М.: Рюрик, 1991. – С. 72.

[6] П.А.Столыпин – жизнь и смерть за царя. / Протоколы допросов Д.Г.Богрова. – М.: Рюрик, 1991. – С. 53.

[7] Курлов П.Г. Гибель императорской России. – М.: Современник, 1992. – С. 62.

[8] Государственная дума. Третий созыв. Стенографические отчеты. – СПб., 1909. – Ч. 2. – Стб. 1557 – 1574.

[9] Витте С.Ю. Избранные воспоминания. – М., 1991. – С. 623.

[10] Жухрай В.М. Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы. – М.: Политиздат, 1991. – С. 94.

[11] Витте С.Ю. Избранные воспоминания. – М., 1991. – С. 643.

[12] См.: Милюков П.Н. Памяти Григория Борисовича Иоллоса. // - Вестник Народной свободы. – 1907. - № 12.

[13] НАРТ. – Ф. 1. – Оп. 6. – Д. 636. – Л. 1.

[14] НАРТ. – Ф. 199. – Оп. 2. – Д. 1182. – Л. 1.

[15] НАРТ. – Ф. 199. – Оп. 1. – Д. 123. – Л. 153.

[16] НАРТ. – Ф. 199. – Оп. 1. – Д. 123. – Л. 91.

[17] НАРТ. – Ф. 199. – Оп. 1. – Д. 123. – Л. 113.

[18] НАРТ. – Ф. 199. – Оп. 1. – Д. 123. – Л. 82 – 82 об.

[19] НАРТ. – Ф. 199. – Оп. 1. – Д. 123. – Л. 81 об.

[20] НАРТ. – Ф. 199. – Оп. 1. – Д. 123. – Л. 82.

[21] Курлов П.Г. Гибель Императорской России. – М.: Современник, 1992. – С. 146.

[22] П.А.Столыпин – жизнь и смерть за царя. / Воспоминания А.Мушина. – М.: Рюрик, 1991. – С. 65.

[23] Мушин А. Дмитрий Богров и убийство Столыпина. – Париж, 1914. Предисловие. – С. V, VI, VII.

[24] Жухрай В.М. Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы. – М.: Политиздат, 1991. – С. 184.

[25] П.А.Столыпин – жизнь и смерть за царя. / Протоколы допроса Д.Г.Богрова. – М.: Рюрик, 1991. – С. 49.

[26] Аврех А.Я. П.А.Столыпин и судьбы реформ в России. – М.: Политиздат, 1991. – С. 221.

[27] Курлов П.Г. Гибель императорской России. – М.: Современник, 1992. – С. 147.

[28] НАРТ. – Ф. 1. – Оп. 6. – Д. 899. – Л. 5 об.